Preview

Актуальные проблемы российского права

Расширенный поиск

Наилучшие интересы ребенка: содержание понятия и его место в семейном законодательстве России

https://doi.org/10.17803/1994-1471.2017.78.5.097-103

Полный текст:

Аннотация

В статье рассматривается содержание концепции «интересы ребенка» - как она понимается в российском и международном праве. Отмечается, что в то время как российские ученые определяют содержание концепции, западные авторы, исходя из презумпции отсутствия необходимости закрепления исчерпывающего содержания концепции, анализируют практику ее применения, а именно то, какие действия властей будут являться соблюдением или нарушением интересов ребенка. Анализируется вес, придаваемый интересам ребенка, при установлении баланса между различными правами и интересами. В то время как в международном праве наилучшие интересы ребенка оцениваются и принимаются во внимание в качестве первоочередного и главенствующего соображения, в российском семейном праве приоритет имеют интересы семьи как единого организма. Автор приходит к выводу о том, что внесение наилучших интересов ребенка в число принципов семейного законодательства будет содействовать сокращению количества необоснованных изъятий детей из семьи, что отвечает целям реформы семейного законодательства.

Об авторе

Н. В. Кравчук
ИНИОН РАН
Россия


Список литературы

1. Ильина О. Ю. Понятие и иерархия интересов в семье и семейных правоотношениях // Проблема гар монизации частных и публичных интересов в семейном праве Российской Федерации. - М. : Юнити, 2015. - С. 52-56.

2. Миролюбова О. Г. О семейно-правовом понятии «интересы ребенка» // Вестник ЯрГУ. - Сер.: Гума нитарные науки. - 2012. - № 4/1. - С. 56-58.

3. Нечаева А. М. Защита интересов ребенка в многодетной семье // Законы России. Опыт, анализ, прак тика. - 2012. - № 6. - С. 59-67.

4. Сологуб А. Ю. Категория «законный интерес» как элемент правового статуса ребенка // Вопросы со временной юриспруденции. - 2013. - № 29. - С. 140-144.

5. Artis J. E. Judging the best interests of the child. Judges'accounts of the tender years doctrine // Law and Society review. - 2004. - Vol. 38. - № 4. - P. 769-806.

6. Kravchuk N. Re-defining unaccompanied and separated children in Russia // Pravo. Zhurnal Vysshey shkoly ekonomiki. - 2016. - № 2. - P. 36-44.

7. Linde R. The globalization of childhood: the international diffusion of norms and law against the child death penalty // European journal of international relations. - 2014. - № 2 (20). - P. 544-568.

8. Lundberg A. The best interests of the child principle in Swedish asylum cases: the marginalization of children's rights // Journal of human rights practice. - 2011. - Vol. 3. № 1. - P. 49-70.

9. Silvis J. Prevention of child abduction // Melanges en l'honneur de/Essays in honour of Dean Spielmann. - Oisterwijk, 2015. - P. 603-614.

10. Tanguay M. P. The critical power of semiotics of law // International journal for the semiotics of law. - 2010. - Vol. 23. - № 1. - P. 23-26.

11. Turkovic K., Grgic A. Best interests of the child in the context of article 8 of the ECHR // Melanges en l'honneur de / essays in honour of Dean Spielmann. - Oisterwijk, 2015. - P. 629-642.


Для цитирования:


Кравчук Н.В. Наилучшие интересы ребенка: содержание понятия и его место в семейном законодательстве России. Актуальные проблемы российского права. 2017;(5):97-103. https://doi.org/10.17803/1994-1471.2017.78.5.097-103

For citation:


Kravchuk N.V. The Best Interests of the Child: The Content of the Concept and its Place in Russian Family Law. Actual Problems of Russian Law. 2017;(5):97-103. (In Russ.) https://doi.org/10.17803/1994-1471.2017.78.5.097-103

Просмотров: 13


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1994-1471 (Print)